Что такое шизофрения и как она проявляется причины

Как начинается шизофрения и почему ее так легко не заметить?

Николай Вороновский подготовил важнейший материал, который может спасти вас или ваших близких.

Тема начала шизофрении, ее первых признаков, оправдана отнюдь не одним праздным любопытством к тому, «как сходят с ума». К сожалению, очень часто сами заболевшие и тем более их родственники могут долгие годы не обращать внимание на внешне малозаметные расстройства. Тогда о заболевающем его родные говорят, как о «распустившемся», не могущим «взять себя в руки», «капризничающим», или все списывают на пубертат. Ведь именно в подростковом возрасте чаще всего и начинается шизофрения.

Чтобы избежать излишней усложненности в этом вопросе, я буду говорить о тех периодах течения заболевания, когда болезнь как таковая еще не выявилась. Это периоды продромальных (предболезненных) и инициальных (относящихся к началу болезни) расстройств, а отнюдь не очевидного психоза. Хотя, опираясь на данные психиатрической литературы, мы встречаемся с тем, что на практике бывает сложно определить, когда именно началось заболевание и относится ли тот или иной его период к «предвестникам», то есть продромальным явлениям, или к уже текущему заболеванию. Границы очень зыбки, а диагностика может запаздывать на многие годы. Не секрет, что многие родители принципиально не желают признавать саму возможность психического заболевания у своих чад и, в результате, обращаются к кому угодно (неврологам, психологам, остеопатам, экстрасенсам), только не к психиатрам. Последствия такого избегания психиатров бывают очень печальны.

Итак, что же происходит с человеком, заболевающим шизофренией, пока его заболевание не стало явным? Прежде всего нужно помнить, что шизофрения затрагивает самые тонкие слои психики и проявляет себя в сфере самосознания и сознания окружающей действительности. Нередко одни из ранних признаков этой болезни — общее чувство внутреннего дискомфорта, нарастания какой-то душевной дисгармонии и душевной боли, будто не связанной ни с чем конкретно. Все труднее дается общение со сверстниками, с друзьями, с родителями. Теряется естественность поведения и возникают мучительные сомнения в его правильности, его моральности, возникают мысли «а так ли меня поняли?». При этом могут заметно усиливаться робость, стеснительность, чувство неполноценности. Утрачивается уверенность в себе, а то и самоуважение. Исчезает способность непринужденно поддерживать беседу, входить в эмоциональный резонанс с окружающими, быть с ними на общей «эмоциональной волне». При этом нарастает чувство одиночества и того, что ты «не такой, как все», ощущение выпадения из единой, общей реальности, утраты связи с ней и возможности естественно и без особой рефлексии быть вместе с социумом. Общение требует все большего напряжения, а иногда интерес к нему просто утрачивается.

Человек, заболевающий шизофренией, уходит в свой аутистический мир, который хотя бы не ранит его, и часто в этом аутистическом мире, в фантазиях и грезах, человек находит компенсацию своих утрат в мире реальном.

Характерным ранним симптомом шизофрении может быть и расщепление поведения дома и в школе. Так, среди домашних заболевающий может много разглагольствовать и спорить на отвлеченные темы, держаться вызывающе независимо, выказывать презрение и даже агрессию. Тогда как в школе он — тихий, «забитый», робкий подросток, всегда остающийся «в тени».

За проблемами общения, за потерей интереса к реальности, нередко скрываются более глубокие и тонкие расстройства самовосприятия и восприятия мира. Восприятие последнего иногда изменяется так, что это трудно фиксировать в слове. В одних случаях окружающий мир становиться тусклым и блеклым, скучным и мрачным, отталкивающим. В других случаях в мировосприятии появляется что-то новое и загадочное, иногда с мистическим оттенком какой-то тайны. Облик мира может то становиться ярче и живее, то вдруг тускнеть и застывать, отчуждаться и отдаляться.

Но еще болезненней проходят те нарушения, что связаны с утратой своего обычного «я», с тем, что называют «деперсонализацией». Это может быть странным чувством, что твои мысли и чувства приобрели иной окрас, изменились, в них появилось нечто чуждое и незнакомое. Иногда это и ощущение утраты чувств, даже таких, как симпатия, антипатия, радость, грусть, утрата чувств эстетических и этических. Собственное «я» может переживаться отчужденно, как не свое, с ощущением вторжения в него чуждых чувств и мыслей, замещения своей личности некой холодной и бесчувственной субстанцией. Нарушается и восприятие своего физического «я», размеров тела или его частей, чувства сна, насыщения, своего возраста, пола…

Понятно, что все эти трудности само- и мировосприятия, трудности общения, уже вызывают немалое внутреннее напряжение в душе заболевающего, но от окружающих могут быть скрыты. Тем более что на ранних стадиях начала шизофрении эти симптомы зачастую возникают и усиливаются временно, а не присутствуют постоянно.

Однако чем богаче внутренний мир заболевающего, тем сложнее может быть сюжет внутренней драмы, завершающейся рано или поздно вспышкой психоза или близких к психозу расстройств.

Впрочем, на ранних стадиях шизофрении очень редко встречается осознание своей болезни. Но оно не исключено. Ходячее представление о том, что сходящий с ума не понимает своей болезни, не всегда верно. В частности, это выясняется в случаях неожиданных самоубийств, когда, казалось бы, у человека все было хорошо, и вдруг… В ряде случаев удалось выяснить (при незавершенных суицидах), что поводом к самоубийству стали подозрения в начинающемся сумасшествии, душевной болезни (что соответствовало действительности).

Но бывает и так, что шизофрения подкрадывается очень медленно и выдает себя только одним каким-нибудь симптомом, который с виду вполне безобиден и представляется проявлением невроза. Это может быть какая-нибудь фобия (мизофобия — страх грязи, агорафобия — боязнь открытого пространства, танатофобия — страх смерти и прочие) или ипохондрические опасения, отыскивание у себя соматического заболевания. Могут быть и иные псевдоневротические расстройства, имитирующие невроз, а не шизофрению. Как частое явление в начале заболевания отмечаются упорные головные боли. Часто проявляются вегетативные дисфункции, вплоть до вегетативных кризов.

Связана ли магия с шизофреническим бредом?

Критика к своему состоянию у заболевающих также может быть снижена. Особенно это касается медленного начала таких тяжелых форм шизофрении, как ее простая и гебефреническая формы. Особенность их ранних проявлений в том, что начинаются они не с продуктивных (бред, галлюцинации, депрессии, мании и т.д.) расстройств, а с негативных. То есть с упадка психической энергии, нарастающего безразличия ко всему, апатии, утраты прежних интересов, дружеских связей. Жизнь таких заболевающих становится непродуктивной и бездеятельной. Они прекращают обучение, так как даже увеличение затрат времени и сил на подготовку уроков не приносит результатов. Заболевающие склонны к расстройствам влечений: побегам из дома, бродяжничеству, алкоголизации и наркотизации, половым перверсиям и садизму (мазохизму, садомазохизму), к попаданию в асоциальные компании и пассивному, бездумному следованию их лидерам.

Долгое время их расценивают как распустившихся подростков, пока не разразится психоз с распадом психики у гебефреников или не обнаружится полная несостоятельность лиц с простой формой шизофрении.

Еще в 19 веке знаменитый психиатр Э. Крепелин обращал внимание на тот факт, что среди таких заболевших много лиц, прежде одаренных и подававших надежды, или же так называемых «образцовых детей» — послушных, покладистых, исполнительных, спокойных. Вероятно, эта послушность и «образцовость» уже свидетельствовала о недостаточной инициативности и недостатке психической энергии и побуждений. Одаренных же чаще встречали среди будущих больных гебефренией.

Расстройство влечений — вообще не редкость в продромальной стадии шизофрении, в самом ее начале. У кого-то это страсть к поджогам (пиромания), у кого-то к воровству (клептомания), к уже упомянутым бродяжничеству, алкоголизации, попаданию в асоциальные компании, склонность к сексуальным излишествам и девиациям. Но есть и более тонкие формы подобных расстройств. Например, синдром «запойного чтения», когда читается все подряд и ради постоянного чтения забрасываются все необходимые дела. Некоторые заболевшие целыми днями ходят по городу, «познают жизнь», с утра до ночи катаются в общественном транспорте («изучают маршруты»), составляют множество схем планировок «идеальных» городов, маршрутов транспорта, чертят непонятные чертежи, похожие друг на друга и, как правило, не могут понятно объяснить их значение и характер своей деятельности. Тут нарушение влечений переплетается со сферой особых увлечений, интересов, а о их разграничении в психиатрии до сих пор идут споры, которых я касаться не буду.

Одним из типичных увлечений, особенно в дебюте вялотекущих форм, является так называемая «метафизическая интоксикация», то есть поглощенность абстрактными вопросами философии, жизни, религии, мистики, эстетики…

Правда, психиатры призывают делать здесь различие: в одних случаях эти увлечения бесплодны и карикатурны; в других же случаях дают неплохие результаты и могут стать основой будущей профессии. Особенно гротескно-карикатурно выглядит «метафизическая интоксикация» в преддверии развития тяжелых форм шизофрении: гебефренической, гебоидной и простой форм, юношеской параноидной шизофрении.

Читайте также:  Выясняем причину субфебрильной температуры - Полезная статья от МЦ Формула здоровья

Но в целом эти нарушения связаны с искаженным болезнью пубертатным кризом и нередко воспринимаются близкими больных как простое проявление юношеской неуравновешенности и «трудностей» возраста взросления. До поры до времени…

Кстати, говоря о близких больных и их семьях, я упустил один из ранних и очень характерных признаков начала шизофренического процесса. А именно: у заболевающих появляется резкая антипатия к близким, особенно к матери. Антипатия эта как правило не мотивированна и может выражаться даже в грубых агрессивных действиях. Замечено, что такая антипатия (в первую очередь к матери) возникает после периода, когда заболевающие, внутренне чувствующие свою беспомощность и неуверенность, ищут поддержки у близких, как бы «цепляются» за них, вступая в симбиотические и очень амбивалентные отношения. После того как наступает фаза ненависти к близким, иногда формируется даже бред, что родители не настоящие, чужие, а истинные родители — это какие-то аристократы, важные персоны («бред чужих родителей»). По поводу того, что родители заболевших сами могут обнаруживать амбивалентное и деструктивное поведение, вгоняя своих детей в тяжелые внутренние конфликты, оказываясь в отношении к ним холодными манипуляторами, — об этом нужно упомянуть, хоть к нашей теме это имеет лишь косвенное отношение.

История болезни. Монолог Ивана Ильина

Характерны для начальных явлений при шизофрении и синдромы дисморфофобии и нервной анорексии. Сегодня о них говорят все чаще, особенно о нервной анорексии. Оба синдрома могут сочетаться. Так, убежденность в мнимом телесном «недостатке», излишней полноте (дисморфофобия) сочетается со стремлением этот недостаток устранить путем голодания и диет (нервная анорексия). Но дисморфофобия может наличествовать и сама по себе и проявляться не только убежденностью в физическом «уродстве», но и наличии неприятных запахов, исходящих от собственного тела. Если нервную анорексию трудно скрыть, то дисморфофобические идеи нередко тщательно скрываются и диссимулируются даже в общении с врачами. А близкие больного могут вообще ничего не подозревать. В других случаях — напротив, страдающие дисморфофобией активно ищут средства к исправлению «недостатка», требуют пластических операций, однако скоро их активность все больше становится лишь словесной, а реальных действий они не предпринимают. Это уже следствие динамики течения шизофрении. Но можно заподозрить скрываемую дисморфофобию по особому интересу к зеркалам, разглядыванию себя в них с целью поиска поз и положений тела, максимально маскирующих «уродство» («симптом зеркала»). Или же дисморфофобию выдает «симптом фотографии», когда больные прячут свои фотографии и/или наотрез отказываются фотографироваться даже на необходимые документы. Дисморфофобия не всегда признак шизофренического заболевания. Но опасен этот синдром и возможностью суицида перед лицом мнимого факта неустранимого «уродства». Нервная анорексия также далеко не всегда свидетельствует об эндогенном заболевании. Но ее возникновение у лиц мужского пола или в зрелом возрасте у женщин — опасные признаки.

Общим для всех проявлений начальных стадий шизофрении является тот факт, что различные симптомы выступают как бы «отдельно» и неполно, незавершенно, еще не консолидируются в отчетливые картины с узнаваемыми шизофреническими симптомокомплексами.

Эта фрагментарность и незавершенность симптоматики при сохранности личности заболевшего может долгое время сбивать с толку даже врачей. Чем мягче, чем ближе к невротическому уровню эта симптоматика, тем чаще бывают ошибки. К тому же до завершения пубертатного периода вообще, как отмечают врачи, не следует спешить с постановкой «тяжелого» диагноза.

Объем статьи не позволяет говорить подробно о многих иных ранних признаках начавшейся шизофрении (о дискордантности характера, характерологическом сдвиге, «псевдопсихопатиях», форпост-синдромах, патологическом фатнтазировании и т.д.). Однако в заключение я скажу о нередко проявляющейся астенической симптоматике, основываясь, как и ранее, на данных психиатрической литературы. А именно: подростково-юношескому возрасту свойственны проявления так называемой аутохтонной астении (то есть астении, не обусловленной нагрузками, переутомлением, но появляющейся неожиданно, эндогенно). Больные с этим синдромом чувствуют постоянную разбитость, усталость, вялость, невозможность сосредоточения внимания, большие трудности в усвоении нового материала, повышенную чувствительность к резким звукам, свету, запахам (гиперестезия). Характерны расстройства сна, течения мыслей, ипохондрия с болезненными ощущениями (сенестопатиями), наплывы мыслей при засыпании (вечерний ментизм). Эти состояния могут длиться годами. Не все случаи аутохтонной астении свидетельствуют о шизофрении — они могут быть проявлением фаз циклотимии, психопатии, органической недостаточности мозга и носить временный характер. Но если астенические расстройства «обрастают» странностями, аутизмом, деперсонализацией, а астенические трудности мышления сменяются шизофреническими нарушениями мышления, если превалируют безынициативность и апатия или депрессия со страхом, нарастает ипохондрия, то это уже признаки шизофренического процесса. В одних случаях — это инициальная стадия острых психозов. В других случаях, аутохтонные астенические расстройства при шизофрении длятся десятилетиями и приводят к инвалидности и беспомощности, становятся «жизненным фоном».

Как понять, что я болен психически? Отвечает врач-психиатр

Наконец, нужно подчеркнуть, что изменения в характере заболевающего и нарастание эмоционального дефицита, отгороженности и аутизма, проявления расстройств ассоциативно-мыслительного процесса, странная и вычурная, нередко очень абстрактная речь, особая манера держаться и многозначительность в интонациях, обедненность мимики и необычность, угловатость в моторике — все это может быть признаками начавшегося шизофренического заболевания. Однако в каждом отдельном случае постановка диагноза — это прерогатива только врача психиатра. Лишь бы обращение к врачебной помощи не запаздывало на многие годы, как это обычно бывает. И знание ранних, еще «не пугающих» признаков психических заболеваний здесь как нельзя кстати.

Шизофрения: когда начать беспокоиться?

Спустя полгода после своего 17-летия Юля отказалась выходить из своей комнаты: ей стало казаться, что другие читают ее мысли и строят козни против нее. На все расспросы она сквозь зубы отвечала, что все в порядке. Родители думали, что дочь страдает от разрыва с молодым человеком, и надеялись, что именно этим объясняются странности в ее поведении. Лишь когда Юля начала слышать голоса в пустой комнате (она подозревала, что где-то установлен таинственный передатчик, который их посылает), в момент просветления она сама сказала себе, что это ненормально…

«Когда мы думаем о сумасшествии, чаще всего мы представляем человека с шизофреническим расстройством, — рассказывает психолог Филип Зимбардо. — Шизофрения — это расстройство психики, при котором сознание распадается на фрагменты, мышление и восприятие искажаются, а эмоции притупляются».

Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье

Болезнь может начинаться постепенно, и ее первые признаки легко спутать с кризисом переходного возраста. Тем более что медицинские исследования (МРТ, анализ крови) шизофрению не выявляют. Она может принимать более или менее серьезные формы. Кто-то будет погружаться все глубже в болезнь и проведет большую часть жизни в больнице. У других симптомы ослабеют настолько, что они смогут вести самостоятельную жизнь, работать. Чтобы успешно противостоять болезни, важно как можно лучше ее понять. Мы попросили экспертов ответить на вопросы, которые беспокоят родителей больше всего.

Каковы основные симптомы?

Шизофрения часто впервые проявляется между 15 и 25 годами. Замкнутость, неспособность действовать, трудности в общении, перепады настроения — некоторые симптомы шизофрении действительно напоминают проявления подросткового кризиса. Но нет причин серьезно беспокоиться, пока отсутствуют галлюцинации, бред и нарушения речи.

Читайте также:  Что вреднее для организма пиво или водка Польза и вред

Галлюцинировать — значит воспринимать (видеть, слышать или ощущать) то, что не существует, но кажется реальным. «Галлюцинация возникает из-за того, что некоторые свои неприятные мысли или чувства человек воспринимает как нечто ему не принадлежащее, отдельное от него, и они принимают форму тревожных видений или голосов», — объясняет клинический психолог Татьяна Воскресенская. Например, человек с тяжелым чувством вины может в галлюцинациях видеть банду мучителей (символизирующих наказание), которые хотят его похитить.

Обычные странности подростка? Но если они продолжаются много месяцев подряд, можно предположить болезнь

Бред — ложные представления, которые сохраняются, несмотря на факты, свидетельствующие об обратном (так, Юля объясняла свои «голоса» существованием «передатчика»). И, как ни парадоксально, это тоже попытка самоисцеления.

«Усилием воображения подросток создает для себя картину мира, более понятную и менее болезненную, чем реальная, — рассказывает психиатр и психотерапевт Сергей Медведев. — Это способ справиться с ситуацией, которая для него непереносима. И хотя этот способ не слишком хорош и лишает его возможности приспособиться к окружению, другого у него в этот момент просто нет».

Психиатр Игорь Макаров в «Лекциях по детской психиатрии» рассказывает о подростке, к которому по ночам приходили «динозавры и бегемоты, с красными рогами, красными зубами. «У них зверские голоса… дикие… И они говорят, чтобы я с кем-нибудь поссорился, с мамой подрался…» Бред помогает больному «связать свою тревогу с каким-то объектом, найти ей объяснение и тем ее хотя бы немного успокоить», — уточняет Татьяна Воскресенская.

И наконец, во время острых состояний наблюдаются нарушения речи. Связность высказываний утрачивается. «Шизофреник общается с воображаемыми персонажами по поводу воображаемой ситуации и не способен внятно рассказать, что с ним происходит», — рассказывает Татьяна Воскресенская. Также больные изобретают новые слова, наделяя их смыслом, который понятен им одним. Однако у больных бывают моменты относительного покоя, когда они легче вступают в диалог.

Откуда берется шизофрения?

Мы вынуждены признать: точных причин болезни никто не знает. Выдвигаются три гипотезы.

Первая — генетическая. «Риск оказаться шизофреником возрастает, если это расстройство есть у кого-то из близких родственников», — утверждает исследователь шизофрении Ирвинг Готтесман. Но дело тут не только в наследственности. Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье — болеющий родственник, общаясь с ребенком, может передавать ему свои страхи и особенности поведения.

Вторая — биологическая. С точки зрения биологии подростковый возраст — период, когда перестраиваются мозговые структуры. Одни нейронные связи возникают, другие исчезают. «Возможно, у некоторых подростков происходят «аварии», которые нарушают способность справляться с напряженными ситуациями и сильными чувствами, — поясняют психиатры Ракель Гур и Годфри Перлсон. — Но они могут просто сопровождать болезнь, а причина ее — в чем-то другом».

Третья гипотеза — психоаналитическая. Cогласно ей, «к болезни склонны те, кто бессознательно воспринимает себя как часть материнского тела, — поясняет психоаналитик Виржини Меггле. — Такой человек неспособен справляться с ситуациями, символически представляющими отделение от родителей: экзамен в школе, развод, сексуальные фантазмы, потеря близкого человека. Они травмируют его и могут спровоцировать начало болезни».

«Я должен помнить, мой сын и его болезнь — это не одно и то же»

Александр, отец 23-летнего Николая: «Я плохо уживаюсь с болезнью моего сына. То, что он переносит, — невыносимо, и то, чему он подвергает своих родных, тоже невыносимо. Шизофрения искажает отношения: мне необходимо как-то отделять своего ребенка от его болезни. Но он-то этого различия не делает: «Это нормально, что я не прибираюсь у себя в квартире: я болен. Это нормально, что я тебе звоню по восемь раз за рабочий день или что я никогда не отвечаю на оставленные тобой сообщения: я болен». Чтобы выстоять перед этим, надо помнить, что мы хотели этого ребенка, что он не сводится только к своей болезни, что это сын, брат, внук…

Чтобы держаться, я собирал информацию о болезни, лечении. Но в конечном итоге я мало что знаю. Это ситуация, к которой я никогда не привыкну и которую нельзя изменить. У меня есть ребенок. Он живет. Он без конца к нам обращается. Он не знает отдыха и не дает нам передышки. Я попытался поставить между ним, болезнью и собой какой-то барьер, который как-то ограждал бы и семью, и его самого: например, прежде чем отправить ответ на его сообщение, я его долго обдумываю, стараюсь оценить то, что он мне говорит, в зависимости от состояния, в котором он, по моему представлению, находится.

Мы ведь никогда не можем влезть в голову другому, особенно тому, кто страдает психическим заболеванием. Я не на его месте и отказался от попыток встать на его место. Иногда мне кажется, что он понимает меня лучше, чем я его. Это ужасно. У меня ни в чем нет уверенности. Единственное, что мне известно, это что любовь — лучшее лекарство. Я стараюсь сохранить ее и любить своего сына».

Винить ли наркотики?

Почти каждый пятый из 18–24-летних сообщает, что его знакомые употребляют наркотики. Но численность больных шизофренией, по данным Всемирной организации здравоохранения, остается стабильной и одинаковой во всех странах (примерно 1% населения, что соответствует почти полутора миллионам человек в России). Многие из них никогда не употребляли наркотических веществ. Однако наркотики, в том числе курение марихуаны, могут ускорять развитие болезни и влиять на частоту и тяжесть рецидивов, что признает большинство психиатров.

«Даже легкие наркотики снижают барьер между сознанием и бессознательным, и оттуда прорываются пугающие импульсы. В некоторых случаях это провоцирует болезнь», — подчеркивает Татьяна Воскресенская.

Делает ли болезнь человека опасным?

«Опасность больных шизофренией сильно преувеличена, — уверен Сергей Медведев. — Если они попадают в криминальные ситуации, то чаще в качестве жертвы». Шизофреник гораздо опаснее для себя самого, чем для других. Склонность к насилию может появиться у него главным образом под действием болезненных галлюцинаций — например, когда он начинает думать, что перед ним не его отец, а демон. В моменты острого кризиса шизофреник не отдает себе отчета в тяжести своего состояния. Иногда необходима временная госпитализация, чтобы защитить человека от него самого, избежать попыток самоубийства.

К кому обращаться?

«Имеет смысл выбрать опытного специалиста, того, кому вы будете доверять, — рекомендует Сергей Медведев. — Это не обязательно психиатр, можно обратиться к психологу, социальному педагогу или врачу общей практики. И уже специалист поможет принять решение, куда направить пациента на консультацию и лечение».

По Закону о психиатрической помощи родители имеют право привести к психиатру ребенка до 15 лет. «При этом они могут прийти для начала даже без него, — продолжает Сергей Медведев, — их присутствие более значимо, чем присутствие ребенка. Потому что именно им предстоит принимать решение и влиять на ситуацию». После этого для обращения к психиатру необходимо согласие самого пациента. «Но речь всегда идет не о том, чтобы менять человека, а о том, чтобы ему помогать», — подчеркивает Сергей Медведев.

Состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется

Помогает ли лечение?

Методы лечения шизофрении постоянно совершенствуются. Они сочетают медикаменты и психотерапию, которая позволяет подростку понять, почему он не сумел выстроить для себя внутреннее пространство. Она также помогает ему найти опору, — это может быть литературное творчество, рисование, фотография, забота о животных, музыка… «Очень важно увидеть особый дар каждого больного, — подчеркивает Виржини Меггле. — Да, действительно, никто не знает, как вылечить шизофрению, но с ней можно управляться. Постарайтесь понять своего ребенка».

Шизофреники способны научиться осознавать свою болезнь, даже если не могут полностью ее контролировать. А состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется. Сергей Медведев добавляет, что «современные средства реабилитации и психотерапии позволяют достигать такой ремиссии (ослабления симптомов), что, увидев шизофреника в этот период, незнакомый с его историей психиатр не поставил бы ему такой диагноз».

Читайте также:  Какое давление должно быть у детей до года, в 1, 2, 3, 4 года, 5, 6, 7, 8, 9 лет

Куда обратиться за помощью?

« Новый путь » — сайт для родственников душевнобольных людей. Здесь можно найти телефоны и адреса организаций, оказывающих психиатрическую и социальную помощь, список полезных книг и телефонов, советы медиков.

Острые психические расстройства: каковы факторы риска?

Причины развития большинства психотических расстройств точно не известны. В их развитии, скорее всего, играет роль множество генетических и психологических факторов, имеют значение воспитание и окружающая среда.

22 незнакомки в ее голове: удивительная история Крис Сайзмор

Она стала прототипом главной героини оскароносного фильма «Три лица Евы». В теле Крис Сайзмор в течение 45 лет жили 22 личности разного возраста и характера. Но ей удалось справиться с психическим расстройством и вести активную социальную жизнь.

Диагностика шизофрении

У нас доступна консультация по Skype или WhatsApp.

Шизофрения — это хроническое заболевание, которое прогрессирует от приступа к приступу, либо протекает непрерывно. Для шизофрении характерно сочетание не соответствующих реальности идей (преследования, отравления, воздействия «инопланетянами» или «колдовством») и галлюцинаций («голосов», «видений»). Иногда болезнь внешне почти не проявляется, но человек постепенно становится безэмоциональным, черствым, теряет интерес ко всему, даже к горячо любимым занятиям, хобби.

Диагностикой и лечением пациентов с шизофренией занимается опытный врач-психиатр.

Как понять, что у тебя шизофрения? Помимо беседы с психиатром существуют лабораторные методы диагностики — например, Нейротест . Он помогает врачу подтвердить диагноз и показать степень тяжести шизофрении. Какие симптомы и признаки можно выявить у взрослого человека?

Мы подготовили подробную информацию по каждой методике — с научным обоснованием, описанием исследований и стоимостью (есть специальные предложения).

Резкое изменение интересов — увлечение психологией, философией, глубокий интерес к религии у прежде неверующего человека, осознание ненужности друзей и родителей, бессмысленности жизни. Это некоторые из первых признаков прогрессирующей шизофрении.

Другая группа симптомов — «голоса в голове», которые комментируют действия, отдают приказы или управляют мыслями, а также идеи преследования, отравления, особого отношения (все наблюдают за человеком, разговаривают о нем, смеются).

Шизофрения — одно из самых сложных и неоднозначных психических заболеваний. Она может быть похожа и на невроз, и на депрессию, и даже иногда на слабоумие.

Прогноз при шизофрении часто неблагоприятный из-за несерьезного отношения к болезни самих пациентов. Лекарства необходимо принимать постоянно и не прекращать без ведома врача, даже если исчезли все симптомы. При современных методах диагностики и лечения можно добиться стойкой ремиссии, сохранить работу и жить полноценной жизнью.

Как определить шизофрению у человека?

Постоянно нарастает замкнутость, апатия (равнодушие ко всему) и недоверие к окружающим. В качестве первого проявления можно выявить тревогу при шизофрении. Эта тревога появляется без особой причины (мать постоянно переживает за ребенка, человек всё время переживает из-за работы, хотя успешен) и заполняет собой абсолютно всё. Человек не может ни о чем думать, появляются проблемы со сном. Тревога может быть симптомом невроза, поэтому важно провести дифференциальную диагностику у специалиста.

Чаще всего человека беспокоят «голоса в голове» или повышенное внимание к нему других людей, ощущения вкладывания или кражи мыслей.

Пациенты часто размышляют на философские и научные темы, которые не соответствуют их знаниям и образованию. Могут перескакивать с мысли на мысль, нарушена логическая связь, невозможно понять основную идею рассказа, аргументы и выводы не соответствуют друг другу.

Внешнюю диагностику шизофрении может провести врач-психиатр на первом приеме — ему нужно внимательно осмотреть пациента и провести подробный опрос. Для диагноза важны не только жалобы на данный момент, но и что было раньше: беременность матери, развитие ребенка, детские травмы и инфекции, стресс и конфликты, которые были перед болезнью.

К дополнительным методам, как проверить человека на шизофрению, относятся:

  1. Патопсихологическое исследование у клинического психолога;
  2. Инструментально-лабораторные методы: Нейротест и Нейрофизиологическая тест-система .

Основные признаки (критерии) шизофрении

Ставится диагноз на основании международной классификации болезней (МКБ-10). Шизофрения представлена в разделе F20. Основные критерии:

  1. Открытость мыслей — их кто-то вкладывает или отнимает, окружающим известно, о чем думает человек .
  2. Идеи воздействия — человек уверен, что его мыслями, поступками, движениями тела кто-то управляет, он находится во власти секретных служб, инопланетян или колдунов .
  3. «Голоса» в голове или теле, которые комментируют, обсуждают поведение человека .
  4. Другие нелепые идеи — о возможности управлять погодой или общаться с потусторонними силами, о родстве с известными политическими или религиозными фигурами. Содержание этих идей может быть разным, в зависимости от убеждений человека и событий в обществе .

Диагностировать галлюцинации при шизофрении не всегда просто. Пациент иногда не задумывается, что это проявления болезни, и никому о них не рассказывает.

Галлюцинации при шизофрении чаще возникают внутри головы или тела — это «голоса», вкладывание или отнятие мыслей, необычные ощущения жжения, покалывания.

Головная боль при шизофрении часто сопровождается ощущением воздействия извне — ее вызывают недоброжелатели или инопланетные существа, с помощью сложных технологий (лазера, излучения) или колдовства:

  • жжение в голове;
  • чувство распирания изнутри;
  • чувство сдавления головы;
  • затруднение мышления;
  • ощущение тяжести в висках и в затылке.

Слабость при шизофрении может быть проявлением истощения нервной системы во время или после приступа, а может сопровождать болезнь постоянно и уходить только на адекватном лечении нейролептиками.

Нарушение сна у пациентов с шизофренией может указывать на начало обострения. Сон становится беспокойным, непродуктивным, мучает дневная сонливость. Особенно сильно эта проблема беспокоит пациентов с сопутствующей депрессией и тревогой. Диагностирование бессонницы при шизофрении проводится опытным врачом-психиатром.

Диагностика шизофрении — методики выявления болезни

Для диагностики применяются следующие методы:

  1. Клинико-анамнестическое обследование.
  2. Патопсихологическое исследование.
  3. Инструментальные и лабораторные методы — Нейротест и Нейрофизиологическая тест-система.

Клинико-анамнестическое обследование проводит психиатр на приеме. Он выявляет симптомы, явные и скрытые, фиксирует жалобы человека и уточняет причины расстройства . Хотя шизофрения начинается из-за нарушения связей между нервными клетками, внешние конфликты и тяжелые ситуации (перегрузки, стрессы) могут утяжелять болезнь и затягивать выздоровление.

К современным диагностическим методикам в психиатрии относятся Нейротест и Нейрофизиологическая тест-система.

Нейротест — это анализ определенных маркеров (показателей) воспаления в крови, уровень которых находится в прямой пропорциональности с тяжестью состояния. Для исследования необходимо несколько капель капиллярной крови (из пальца). Анализ помогает подтвердить диагноз в сомнительных случаях и показывает, насколько эффективно лечение. Так врач может при необходимости оперативно назначить другой препарат .

Нейрофизиологическая тест-система — это исследование реакций человека на определенные раздражители, свет и звук. По движению глаз, по скорости ответа и тому, насколько показатели человека отклоняются от нормативных, врач выносит заключение. НТС может точно подтвердить диагноз, в отличие от ЭЭГ при шизофрении .

Изменения в головном мозге при шизофрении незначительны. Показывает ли МРТ шизофрению? Некоторые доктора наук могут распознать ее признаки на томограмме, но по одному исследованию диагноз не ставят — диагностика должна быть комплексной.

Клинический психолог проводит патопсихологическое исследование шизофрении . Это серия тестов на логику, внимание, память, решение задач, вопросы, которые касаются эмоциональной и волевой сферы. Оно бывает кратким и развернутым. Психолог не ставит диагноз, но его заключение важно для дифференциальной диагностики с другими психическими заболеваниями .

В сложных случаях показаны консультации невролога, врача функциональной диагностики. В частных клиниках тоже существуют консилиумные формы осмотра с участием докторов наук, врачей высшей категории. Диагноз «шизофрения» ставят только после полной диагностики и при соответствии международным критериям.

Как только диагноз «шизофрения» не вызывает больше сомнений, врач приступает к лечению. Оно состоит из:

  1. Медикаментозного лечения — с помощью современных нейролептиков (антипсихотиков), транквилизаторов, антидепрессантов, ноотропов.
  2. Психотерапии — когда симптомы утихают, для закрепления результата пациенту рекомендуют психотерапию. Психотерапевт может применять ее в индивидуальном, семейном и групповом форматах.

В лечении важна длительность и последовательность, тогда можно говорить о стойком выздоровлении. Подробнее о лечении шизофрении .

Мы подготовили подробную информацию по каждой методике — с научным обоснованием, описанием исследований и стоимостью (есть специальные предложения).

Ссылка на основную публикацию
Что такое физраствор Польза физиологического раствора при ингаляциях
Физраствор для ингаляций в небулайзере В последние годы в пульмонологии набирает популярность сравнительно новый вид лечения бронхолегочных больных, использующий современные...
Что такое НЛП и в чем оно переоценено
Алена Чечулина Психолог. Преподаватель Института Психотерапии и Клинической психологии. Тренер НЛП. Партнер в Top Communication Academy. Действующий адвокат. Изучение права...
Что такое ожирение Сургутская городская клиническая поликлиника № 4
Что такое ожирение? Ожирение представляет собой заболевание, основным признаком которого является избыточное накопление жировой ткани в организме (у мужчин более...
Что такое шизофрения и как она проявляется причины
Как начинается шизофрения и почему ее так легко не заметить? Николай Вороновский подготовил важнейший материал, который может спасти вас или...
Adblock detector