Экзистенциальная психология глубинного общения

Экзистенциальная психология. Гуманистическая и экзистенциальная психология

Сущность экзистенциальной психологии

Экзистенциализм в психологии появился благодаря философии. Экзистенциональное течение в психологической науке появилось в 19 веке и не потеряло актуальности сегодня.

Экзистенциальный подход в психологии – это направление, согласно философским основам которого человек является уникальным созданием, жизнь личности представляет научную ценность, потому что она неповторима.

Центральное место в экзистенциальном направлении психологии отводится индивиду. Важные положения экзистенциальной психологииэто:

  • Индивид представляет собой активную сущность. Ее бытие вызывает научный интерес.
  • Жизненный путь индивида – это самобытный неповторимый процесс.
  • Человек открыт миру. Он ощущает себя именно в том месте и времени, в которых живет.
  • В своих поступках и действиях человек движим простой потребностью в самореализации. На протяжении всего жизненного пути он развивает свои способности.
  • В выборе ценностей индивид самостоятелен. Способность делать правильный выбор формируется в процессе воспитания.



Направления психологии

Говорить, о том, что такое экзистенциальная психология и психотерапия всегда очень сложно. Дать же четкое определение также проблематично; однако это никоим образом не преуменьшает ценность этого направления в психологии и философии.

Даже наиболее профессиональный и опытный психолог, пожалуй, надолго задумается, прежде чем дать однозначный ответ на такой вопрос, ведь сложность определения происходит уже из самого понятия – что есть «экзистенциализм»? Таким образом, и мы убедимся в этом в дальнейшем – экзистенциальная психология будет иметь несколько определений, во многом зависящих от самого психотерапевта и стиля его работы. Но, дорогие друзья, обо всем по порядку.

Для начала, сделаю важную, очень важную оговорку: несмотря на то, что психология сама по себе достаточно близка к философии, экзистенциальное направление выделяется здесь особенно – в сущности, оно построено на философии и философских же понятиях, таких как «жизнь» и «смерть», «смысл» и «одиночество». И несмотря на то, что эти слова и понятия кажутся нам знакомыми, в экзистенциализме они приобретают абсолютно новый смысл, а вернее сказать, смыслы.

В начале 20-го века в философии господствовали методологизм и гносеологизм, направление которые во многом являлись академической «надстройкой» над философией 19 века и античной традиции. Циркуляция идей и унификация знания сказывалась на манере «философствования», и многие пытливые умы чувствовали себя некомфортно в подобных условиях. Именно поэтому на смену «назад к Платону!», появляется новый лозунг: «назад к вещам!», означающий возвращение к онтологии, или к учению о бытии.

Собственно говоря, «бытие» и есть ключевой момент экзистенциальной философии, ведь экзистенциализм хочет понять бытие как нечто непосредственное и преодолеть интеллектуализм как традиционной рационалистической философии, так и науки. Следуя экзистенциализму, бытие вовсе не эмпирическая реальность и не рациональная конструкция, определяемая научным мышлением, ни «умопостигаемая сущность» идеалистической философии. Бытие должно и может быть постигнуто интуитивно!

Это бытие в экзистенциальной философии и означается словом «экзистенция», которое значит, прежде всего, уникальное и непосредственно переживаемое человеческое существование. Это существование уникально, неповторимо, феноменально и не похоже ни на кого и ни на что.

Идеи, подобные этим выражались в труда многих мыслителей и до 20 века. Их имена сегодня хорошо известны публике: это философы Ницше, Шопенгауэр и Кьеркегор, писатели Достоевский, Кафка, Толстой… Как видим, экзистенциальные идеи высказывались нередко в литературной форме, и это – еще одна отличительная черта этого направления от других, когда философия не просто служит для «умозаключений», но и движет персонажами книг и самим сюжетом, наполняя тех же «Братьев Карамазовых» глубоким экзистенциальным смыслом.


Жан-Поль Сартр

В 20 веке, об экзистенциальной философии, как о сложившемся течении заговорили после работ Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса; после Второй мировой появились такие громкие имена как Жан-Поль Сартр или Альберт Камю, чьи романы «Тошнота» и «Чума» соответственно, до сих пор одни из наиболее читаемых романов в мире. Значит ли это, что «проблемы» экзистенциализма живы? Да, потому что экзистенциализм и есть человек и его жизнь. А что может быть более актуально для нас, чем наше собственное существование? Какими бы мы не рождались, когда бы не жили – мы все переживаем свое собственное бытие, и философия экзистенциализма – это философия всего человеческого.

В психологию экзистенциализм проник благодаря усилиям вышеупомянутого Карла Ясперса – немецкого психолога и философа, который во многих работах («Общая психопатология» (1919), «Смысл и назначение истории»(1949)) старался пересмотреть существующую методологию и подходы к психиатрии, однако по-настоящему это удалось скромному швейцарскому врачу Людвигу Бинсвангеру. Именно он впервые, под влиянием работ Ясперса и Хайдеггера решается перенести экзистенциальную парадигму в психологическое русло. Результатом стала работа 1924 года – «Экзистенциальный анализ». В то время, стоит отметить, восходил к вершине популярности З.Фрейд, а также другие его ученики, например К.Г.Юнг. Раскол среди психоаналитиков уже произошел, но авторитет Фрейда был по-прежнему велик, его влияние ощущалось в буквально каждой

психоаналитической работе того времени. И вот, Бинсвангер отказывается от Фрейдовской модели анализа, отказывается от того, что существует нечто, управляющее человеком или создающим его жизнь (будь то влечения, архетипы, устремление к власти). Он наоборот говорит об уникальности конкретного бытия: «экзистенциальный анализ не предлагает онтологического тезиса о фундаментальном условии, определяющем существование, но заявляет о существующем, то есть сообщает фактические данные, касающиеся реально обнаруживающихся форм и конфигураций экзистенции». За витиеватой формулировкой скрывается настоящий «прорыв»: человек становится не вместилищем механизмов психической активности, не биологическим носителем определенного «начала» – сексуальности, влечений к смерти, жизни и т.д., а чем-то большим – целостностью, которая не поддается сомнению и уникальным существованием, только исходя из которого можно верно понять проблему и симптом пациента, а значит, и исцелить его. Но стоит заметить, что должной популярности работа не обрела, и многие психиатры и психологи даже не слышали о ней, хотя Бинсвангер сделал очень многое для понимания и переосмысления проблем психологии и психопатологии.

Другим ученым, который совмещал экзистенциальную философию и психотерапию, становится другой швейцарец Мерард Босс, который, сперва, мечтал стать художником, однако, послушался отца, и этой мечте не суждено было осуществиться. Он проходил психоанализ у Фрейда (за анализ Боссу приходилось рассчитываться деньгами, предназначенными на еду, поэтому Фрейду пришлось часть денег Боссу возвращать, чтобы тот не умер с голоду), посещал семинары Юнга, но, по-настоящему его увлекли идеи Бинсвангера и Хайдеггера. С последним он познакомился после Второй мировой войны, и почти сразу же издает несколько важных работ: «Значение и содержание сексуальных перверзий» (1949), «Введение в психосоматическую медицину» (1954), «Анализ сновидений» (1953), «Психоанализ и Dasein анализ» (1957). Эти работы заложили основу нового направления экзистенциальной терапии – дазайн-анализ (dasein-анализ), который был близок к анализу Бинсвангера, но в большей степени опирался на некоторые фрейдовские концепции, хотя главным образом был полностью противоположен ему. Босс понимал под «dasein» метафорическое «нечто высвечивающее», «освящающее», то, что выводит вещи «на свет». Метафора света и высвечивания определяет понимание в дазайн-анализе таких вещей как психопатология, психологическая защита, терапия. Психологическая защита по Боссу это «невысвечивание» отдельных аспектов жизни, а психопатологическая проблема подобна выбору жизни в темноте. Терапия возвращает людей к их базовой светлости и открытости.

Читайте также:  Постинор месячные после Постинора пошли через неделю, если началась менструация значит ли что не бер

Несмотря на эти попытки, экзистенциальная психология и терапия оставались на периферии психологической науки: по-прежнему господствовали психоанализ и бихевиоризм. Но в какой-то момент, критическая масса сомнений и противоречий достигла своего предела, и появляется «третья сила» – гуманистическая психология, обобщающая сегодня опыт как экзистенциального, так и гештальт-, и феноменологического направлений.

Среди экзистенциалистов у ее истоков стояло сразу несколько людей, которые разрабатывали свои теории в едином ключе, хотя и с определенными отличиями. Ими были австрийский психиатр, психолог Виктор Франкл, переживший ужас нацистского концлагеря, а также американские психологи Ролло Мэй и Джеймс Бьюдженталь. Несколько позже свой вклад в развитие экзистенциальной терапии внес Альфрид Лэнгле, со своей собственной концепцией экзистенциального анализа.


Виктор Франкл

Виктор Франкл создал уникальную экзистенциальную «логотерапию» – метод анализа, ориентированный на поиск смысла в жизни человека. Естественно, что смысл, как и человек – уникальны и сугубо индивидуальны, и психотерапевтический метод Франкла помогает находить смысл (смыслы) во всех проявлениях жизни, даже самых трагических, тем самым создавая стимул к продолжению жизни и переосмысливая собственную жизнь. Главная работа Франкла «Человек в поисках смысла» (1959), до сих пор одна из наиболее читаемых работ по экзистенциальной психотерапии. Франкл писал: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом, я создал логотерапию».

В рамках логотерапии начинал работу и другой известный аналитик Альфрид Лэнгле. Он говорит о о собственном экзистенциальном анализе, как об отдельном психотерапевтическом методе, который, в отличие от логотерапии Франкла, рассматривается именно как самостоятельная терапия, а не просто как дополнение к традиционной психотерапии. Споры на счет того, кто же из них прав, и чей метод первичен, ведутся до сих пор, что впрочем, не уменьшает ценность каждой из этих практик и теорий.

Действительно значимой фигурой для развития экзистенциализма как альтернативного направления в терапии и психиатрии стал широко известный шотландец Рональд Лэйнг, один из основателей движения антипсихиатрии. Он рассматривал поведение каждого пациента как выражение личной свободы и отражение опыта или внутренней реальности, а не симптомы заболевания. В конце – концов, он вообще сомневался в тех психиатрических критериях, отделяющие психическое здоровье от психического расстройства, которые пытается установить академическая психиатрия.

Сейчас же, напрямую перейдем к формированию «последней», если можно так выразиться, экзистенциальной волны, которая наиболее известна и применяема сегодня. Если читатель обратил внимание, до этого, мы сплошь и рядом говорили скорее о аналитическо-экзистенциальном подходе. Психологический анализ – будь он направленный на поиск смысла, или выяснение собственной экзистенции, «дазайна» и т.д. – это один из методов, и в экзистенциальной среде, как и среди других психологических направлений, со временем стали развиваться другие методы терапии, – возможно, несколько более «практичные» и доступные для широкой массы клиентов. Это и было возникновение современной экзистенциальной психотерапии.


Ролло Мэй

Ролло Мэй писал: «Для бытия другого человека нет таких понятий, как истина и реальность без его участия в них, сознавания их и наличия какого-либо отношения к ним. В любой момент психотерапевтической работы можно продемонстрировать, что только истина, которая ожила, стала больше чем просто абстрактной идеей, которая “чувствуется на кончиках пальцев”, только такая истина, которая подлинно переживается на всех уровнях бытия, включая то, что мы называем подсознательным и бессознательным и не забывая об элементах сознательного принятия решения и ответственности, – только такая истина имеет возможность изменить человеческое бытие». Собственно, он первый попытался собрать воедино весь накопленный экзистенциальный материал и свести его единую теоретическую и практическую базу, особенно акцентируя внимание на таких, казалось бы, известных нам понятиях как любовь, воля, смерть, тревога, ненависть, добро и т.д. Характерно, что и Мэй, и многие другие психологи-экзистенциалисты, в отличии от многих фрейдистов, никогда не будут преуменьшать вклад противоположного (если так можно выразится) лагеря: так, размышляя о тревоге, Мэй заметил, что «Фрейд писал на техническом уровне, здесь его гений превзошел всех; возможно, больше, чем все люди его времени, он знал о тревоге. Кьеркегор – гений другого порядка, – писал на экзистенциальном, онтологическом уровне; он знал тревогу». Ключевое понятие, которое разграничивает фрейдистов и экзистенциалистов: «знать о чем-то» и «знать что-то».

Ролло Мэй проторил дорогу вперед, но он был не единственным. Весомый вклад был сделан Джеймсом Бьюдженталем, который является одним из наиболее известных представителей экзистенциально-гуманистической психотерапии. Основной акцент в своих работах, в том числе главной, «Искусство психотерапевта», он делает на уникальности и целостности жизни, объясняя этот психотерапевтический феномен через понятие «субъективности»: «Мы, люди западной культуры, только теперь начинаем понимать первостепенное значение нашей субъективности. Однако жизнеизменяющая психотерапия занимается именно субъективностью пациента, что и составляет ее самое главное отличие от других видов психотерапии. Это требует неусыпного внимания к внутреннему миру переживаний пациента и понимания того, что самым главным «инструментом» этого внимания является собственная субъективность психотерапевта».

Читайте также:  Заболевания щитовидной железы у мужчин


Ирвин Ялом

Ну и, конечно же, несколько слов о моем, не побоюсь этого слова, учителе – Ирвине Яломе. Ялом относится еще к той старой школе, которая сегодня, к сожалению, уже уходит. Кто придет на их место – и достойны ли будут их последователи – зависит только от нас, молодых психологов, но я уверен, что при таких наставниках, как Ялом или Мэй, мы сможем стать не хуже, а может в чем-то и лучше наших старших коллег и авторитетов. Главная заслуга Ирвина Ялома, это актуализация проблемы «смерти», а также выделение четырех экзистенциальных данностей: смерти, одиночества, бессмысленности и свободы: «Когда я наблюдаю пациентов в групповой терапии, я руководствуюсь межличностным подходом и полагаю, что пациенты впадают в отчаяние из-за своей неспособности развивать и поддерживать такие отношения с другими людьми, которые приносили бы им радость. Однако когда я действую в рамках экзистенциальной терапии, то руководствуюсь совершенно иным предположением: пациенты пребывают в подавленном состоянии из-за столкновения с жесткими факторами человеческой природы — «данностями» существования».

«Экзистенциальная психотерапия – пишет Ялом, и это является, на мой взгляд, наиболее полной и точной формулировкой данного направления — это динамический терапевтический подход, фокусирующийся на проблемах существования индивидуума». Таким образом, он подводит будто черту, стараясь объединить теории и концепты своих предшественников в единую систему.

Хотелось бы отметить еще одну особенность, на мой взгляд, определяющую как и огромный плюс, так и некоторый минус экзистенциальной психологии и терапии: это ее персонализированность. Фактически каждый психолог, работающий в этом направлении, сам изобретает собственную терапию и теорию, сам расставляет акценты и суждения, сам творит свою личную философию и творческий стиль работы. Экзистенциализм более чем другие направления располагают к этому, и не зря Бьюдженталь говорил о том, что психотерапия – не работа, а искусство. С моей точки зрения – это прекрасно, но с точки зрения академической психологии – это всегда проблематично, ведь без опоры на четкие догматические представления, подобное направление довольно сложно «внедрить» в научный дискурс. Но об этом речь пойдет несколько позже…

Таким образом, надеюсь, я сумел в очень краткой, сжатой форме пересказать основные вехи развития экзистенциальной психологии и психотерапии. Мне, естественно понятно, что одним эссе невозможно ограничится и дать всеобъемлющую характеристику, но это и не входило в мои планы, я и не претендую в конкретном случае на это. Куда важнее мне было показать столетний путь экзистенциальной философии и психологии навстречу друг-другу, а также освятить рад важных вопросов, связанных с ними, и дать общее представление, о том, что такое экзистенциализм и в чем сохраняется его феномен: что в 20, что в 21 веке.

Автор Дмитрий Лобачев

Продолжение статьи Соотношение человека и экзистенции: как это работает?

Теория и практика экзистенциальной психологии. Причина невроза и экзистенциальные данности

Помогите проекту — поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо!

Основные понятия и представители экзистенционной психологии.

Экзистенциа́льная психоло́гия — направление в психологии, которое исходит из уникальности конкретной жизни человека, несводимой к общим схемам, возникшая в русле философии экзистенциализма. Её прикладным разделом является экзистенциальная психотерапия. Экзистенциальную психологию относят к гуманистическим направлениям в психологии. Экзистенциальная психотерапия представляет собой собирательное понятие для обозначения психотерапевтических подходов, в которых делается упор на «свободную волю», свободное развитие личности, её уникальность, осознание ответственности человека за формирование собственного внутреннего мира и выбор жизненного пути. В Европе представителями экзистенциального анализа являются Бинсвангер, Босс, Франкл, в США выделилось экзистенциально-гуманистическое направление, известными представителями которого являются Мэй, Бьбдженталь, Ялом.

Понимание мира. Мир в экзистенциальной психологии понимается именно как мир человека. Мир человека, в отличие от закрытых миров животных и растений, характеризуется своей открытостью. Экзистенциальные аналитики выделяют 3 модуса (одновременно сосуществующих аспекта) мира: 1. мир вокруг — материальный — «биологический» и «физический» мир, окружающая человека среда, мир объектов. Мир, в который человек «заброшен» фактом своего рождения и к которому адаптируется в течение своей жизни.

2. мир близких человеку людей, мир взаимоотношений между людьми, в ходе которых они меняются.3. свой мир — мир самости, мир самосознания и самоосмысления, мир «для меня» Из такого понимания мира, в частности следует, что реальность бытия в мире оказывается утраченной (редуцируется), если акцент делается на каком-то из миров, а другие исключаются.

Понимание времени. Экзистенциальная психология и экзистенциализм в целом, разделяют точку зрения А. Бергсона на понимание времени — оно есть «сердце существования»; отличительная особенность переживаний человека. Экзистенциальные терапевты отмечают, что особенно глубокие психологические переживания «расшатывают» позиции человека по отношению ко времени. Например, сильная тревога и депрессия уничтожают время, делая невозможным будущее. Человек, согласно экзистенциальным психологам и психотерапевтам, таким как М. Босс, Р. Мэй и др., в своём существовании, бытии в мире), обладает, в отличие от других живых существ, способностью к трансцендированию (выходу) из текущей, сиюминутной ситуации.

Понимание человека.В экзистенциальной психологии, согласно Р. Мэй, человек воспринимается всегда в процессе становления, в потенциальном переживании кризиса, который свойственен Западной культуре, в которой он переживает тревогу, отчаяние, отчуждение от самого себя и конфликты .Фундаментальным вкладом экзистенциальной психотерапии и психологии, согласно Р. Мэй, является «понимание человека как бытия», понимание «человека-в-его-мире». Человек является способным мыслить и осознавать своё бытие, а следовательно, рассматривается в экзистенциальной психологии как ответственный за своё существование.

Экзистенциальная психология

Экзистенциальная психология возникла как последовательный, целостный подход к пониманию человеческого поведения и к влиянию на него.

Несмотря на то, что экзистенциальную психологию обычно относят к гуманистической традиции, она обладает выраженными отличительными чертами, позволяющими ей объявить о своей независимости. Гуманистические подходы отбирают качества функционирования, которые выглядят положительными, так сказать, по их нарицательной стоимости, и используют их для понимания достижения совершенства в жизни через постоянное углубление сознания и развитие. Экзистенциальная психология также содержит уникальные элементы, которые можно уяснить при более тонкой классификации моделей актуализации и достижения.

Теории актуализации исходят из того, что если в процессе взаимодействия со значимыми другими человек систематически получает безусловное положительное вознаграждение, то заложенные в нем от рождения потенциалы будут выражаться в его поведении, под действием врожденных тенденций к актуализации. Актуализация врожденных потенциалов ведет к развитию на протяжении всей жизни, формированию индивидуальности и достижению совершенства и — при наличии поддержки и одобрения со стороны окружающих — представляет собой автоматический, телеологический и относительно легкий процесс. Развитие человека прекращается или направляется по ложному пути только тогда, когда поддержка людей, с которыми он считается, может быть скорее признана обусловленной их собственными (эгоистичными) интересами, нежели безусловной и бескорыстной.

Читайте также:  Полба польза и вред для организма, отзывы врачей, как готовить крупу

В противоположность этому, теории достижения совершенства (парадигматическим образцом которых и является экзистенциальная психология) делают допущения, отдаляющие их от теорий актуализации. Согласно теориям достижения совершенства, человек развивается в течение всей своей жизни независимо от того, получает ли он от окружающих безусловную поддержку или нет. Для экзистенциалистов развитие определяется скорее личным решением человека, нежели дарованными ему природой потенциалами. Хотя экзистенциалисты и соглашаются с тем, что важны и глубокий ум, и сформированная индивидуальность, их понимание процессов, благодаря которым достигается и то, и другое, отличается от понимания этих процессов сторонниками теорий актуализации.

Экзистенциальная психология исходит из того, что склонность человека символически осмыслять, воображать и оценивать непрерывный поток своего социального, биологического и физического опыта является врожденной, чисто человеческой способностью. Использование этой когнитивной способности придает опыту индивидуализированный (Субъективный) смысл и углубляет осознание того, что характер и направление жизни складываются из многочисленных решений, принимаемых индивидуумом. Каждое решение приводит в будущем либо к новому опыту, либо к повторению того же опыта, который уже был у человека в прошлом. Экзистенциальная психология не акцентирует ничего настолько телеологически специфического и директивного, как врожденные потенциалы. Для экзистенциалистов, каким бы ни было последовательное движение и развитие, которое имеет место у конкретных людей, оно строится на текущей основе, пополняемой их отдельными решениями.

С точки зрения экзистенциальной психологии, в процессе развития предпочтительнее выбирать будущее, а не прошлое, поскольку приобретение нового опыта может привести — через стимуляцию символизации, воображения и оценки — к более глубокому пониманию смысла, чем простое повторение того, что уже знакомо. Однако обдумывание или реальный выбор будущего в точке принятия решения обычно несет с собой онтологическую тревогу (страх неопределенности) по поводу того, что именно принесет это будущее. Альтернативный выбор, т. е. выбор в пользу прошлого, тоже эмоционально болезнен, поскольку приносит с собой онтологическое чувство вины по поводу упущенной возможности приобрести новый опыт. Людям, привыкающим делать выбор в пользу прошлого, приходится бороться с накоплением онтологической вины, приобретающим форму отчаяния, вызванного бессмысленностью происходящего. Сказанное выше подтверждает, что взгляд экзистенциальных психологов на развитие отличается от взгляда сторонников теории актуализации: по мнению экзистенциальных психологов, развитие — в силу его природы — весьма трудный и болезненный процесс.

Что же касается вопроса о конкретных стадиях развития, ведущего к усваиваемым стилям жизни, то экзистенциальная психология отвечает на него несколько туманно. Однако она проводит четкую границу между ранним и дальнейшим (более поздним) развитием. Основная задача раннего развития ребенка — научиться воспринимать самого себя как выносливого и смелого человека. Чтобы облегчить ребенку подобное научение, родители и значимые другие — в идеале — должны принять его самовыражение и создать обстановку, которая предлагала бы ребенку разнообразие, поддержку и возможности прикладывать усилия для достижения успеха, а также определенные ограничения. В подобной обстановке ребенок научится воспринимать себя как личность, способную держать слово, контролировать себя, и готовую принять вызов, что приведет к развитию смелости. Дальнейшее развитие — более самостоятельное, поскольку подростки, постепенно отдаляясь от родителей, начинает больше полагаться на собственные решения и интерпретацию их последствий. Они проходят стадии эстетизма и идеализма, когда освобождаются от родительской опеки и отстаивают ценности, которые должны определить их собственную жизнь. Наученные не бояться трудностей, они, скорее всего, способны извлекать уроки из своих неудач, а это составляет основу идеала дальнейшего развития. Познав пределы эстетизма и идеализма, такие люди входят в пору зрелости, или время аутентичного стиля жизни.

Индивидуумы, живущие аутентичной (подлинной) жизнью, проявляют свои сугубо личные, неповторимые качества в своих определениях:

  1. себя как людей, которые способны — через принятие решений и интерпретацию их последствий — влиять на собственный социальный и биологический опыт;
  2. общества, как создаваемого поступками отдельных людей и, следовательно, поддающегося изменению усилиями этих людей.

Аутентичный стиль жизнь характеризуется гармонией и новаторством. Биологический и социальный опыт людей, чья жизнь аутентична, отмечены утонченностью, вкусом, интимностью и любовью. Мужество помогает им воспринимать сомнения как неизбежных «спутников» выработки собственного мнения, и они не позволяют сомнениям влиять на принятие ими тех или иных решений. Хотя аутентичные люди могут заблуждаться на свой счет, им — благодаря пристальному вниманию к себе и общей рефлексивности — свойственна тенденция к быстрому исправлению положения. Поэтому-то у них и не накапливается онтологическая вина за упущенные возможности или по поводу кажущейся собственной поверхностности.

Напротив, молодые люди, раннее развитие которых прошло в условиях, далеких от идеальных, никогда не обретают смелости и, в буквальном смысле, остаются зависимыми и аморфными до конца своих дней. Принимая решения, они не способны полагаться на собственные силы и не могут использовать свои когнитивные способности для формирования аутентичности на основании собственного жизненного опыта. Сказанное прежде всего относится к их неумению учиться на ошибках; такие люди спешат откреститься от них, вместо того чтобы понять, что же они сделали не так. Вместо того чтобы вступить в подлинный период позднего развития, они копируют поведение окружающих их людей, проявляя конформистский, незрелый стиль жизни.

Люди с конформистским стилем жизни определяют себя исключительно как исполнителей социальных ролей. Выражение символизации, воображения и оценки у них заторможено, что приводит к стереотипному, фрагментарному функционированию. Их биологический и социальный опыт далек от утонченности и скорее похож на договорные отношения, чем на отношения, основанные на чувствах. Накопление онтологической вины, являющееся результатом того, что конформисты отдают предпочтение прошлому, а не будущему, приводит к возникновению у них чувства неуверенности и собственной никчемности. В их мировоззрении преобладают материализм и прагматизм.

Ссылка на основную публикацию
Эвкалипт лекарственный Лечение эвкалиптом Травник
Лечебные свойства и противопоказания настойки эвкалипта Эвкалипт с давних времен известен в качестве поставщика ценнейших компонентов для лекарственных средств. Особенно...
Шов у кошки после стерилизации
Кесарево сечение. Забытая нитка Решилась написать, дабы оградить девушек от лишней беготни по разным инстанциям из-за погрешностей хирурга, выполнявшего кесарево...
Шпаргалка для родителей «Разучивание стихотворений с помощью мнемотаблицы»
Шпаргалка для родителей «Разучивание стихотворений с помощью мнемотаблицы» Автор: Котовская Ольга Николаевна Муниципальное автономное дошкольное образовательное муниципального образования город Ноябрьск...
Эволюция лечения кислотозависимой патологии Интернет-издание; Новости медицины и фармации
Бельмер С.В. Пять поколений ингибиторов протонного насоса: проблема выбора // Лечащий врач. – 2009. – №7. – стр. 14-17. Популярно...
Adblock detector